О том, как мы победили…

 в рубрике RB Team, Новости, Статьи

В середине августа, на белорусском озере Черница, проходил турнир промежуточного — седьмого этапа Международной карповой лиги (ICL). Это, пожалуй лучшее время для рыбалки, когда уже не так жарко днем и еще не совсем холодно ночью. Турнир собрали команды из разных стран. Помимо белорусов, в нем приняли участие пары из России и Украины, при этом, у всех были свои задачи. Кто-то пытался улучшить свои результаты и позиции в рейтинге Лиги и попасть в состав участников Grand-Prix ICL, который состоится в самом начале октября, кто-то, как например,  молодые белорусские команды, горели желанием померяться силами с действующими чемпионами мира – командами «Бегущий Носорог» и «Братья», кто-то приехал повидаться с друзьями и познакомиться с этим красивейшим водоемом.

Про водоем.

Черница – один из двух спортивных водоемов Беларуси — образован за счет запруживания небольшой одноименной речушки. Отсюда треугольная форма водоема с вершиной в устье. Там  мелко, много растительности, там зона покоя рыбы. В основании треугольника – дамба, где глубины достигают 3-4 метров, и располагается зимовальная яма. Вдоль сторон треугольника, с одной стороны – «лесные» сектора, с другой – понтоны без выхода на сушу, которые используются на соревнованиях только по необходимости.

Год назад на Чернице поменялся собственник, и с тех пор пруд получил новое развитие. Первым делом Максим Лукашевич решил проблему браконьерства в рамках отдельно взятого водоема. Нанял профессиональную охрану, установил видеонаблюдение и провел разъяснительную работу среди местного контингента, склонного к правонарушениям в сфере рыболовства. Максим Валерьевич молод, но обладает удивительным даром убеждения. После беседы с ним браконьеры раскаялись в своем постыдном  поведении, и все, как один,  встали на путь исправления. Следующим этапом новый собственник радикально улучшил условия быта на водоеме. Построил великолепные пирсы, на которых комфортно размещается лагерь карпятника. На берегу в каждом секторе  обустроил место для приема пищи, мангал и прочие жизненно-важные удобства. В планах – модернизация понтонов в восточной части водоема. До сих пор попасть на них можно было только на лодке. Планируется зимой превратить их в пирсы, построив мостки до берега, и организовать подъезд со стороны суши. Начато дополнительное зарыбление водоема. Запущены трофейные экземпляры карпа весом до 18 килограмм. Вскоре осваивать водоем прибудет пару тонн «тузиков». Их задача — «взбодрить» популяцию аборигенов, которая забронзовела в прямом и переносном смысле и предпочитает, игнорируя рыболовов, тусоваться в богатом кислородом и естественным кормом устье. Максим – молодой человек и еще более молодой карпятник. Этот турнир – первый в его карьере – высветил очередные задачи, которые ему предстоит решать. Вне всякого сомнения, он с ними справится.

Сектора.

Как на любом водоеме, на озере Черница, есть наиболее уловите сектора, в которые многие хотят попасть на жеребьёвке. В теплое время  года — это крайние — первый и двадцатый, расположенные ближе всего к устью.

Первый хорош еще тем, что он мало «запрессован». Его редко выбирают рыболовы, — не каждому нравится рыбачить, будучи отрезанным от благ цивилизации. К недостаткам этих секторов можно отнести небольшие глубины, валуны на дне и обилие коряг – вклад местных бобров в карпфишинг. Вдоль лесных секторов на комфортной дистанции идет русло запруженной речки, предоставляя перспективные точки на обеих бровках и плато за ними. Русло приходит к месту водослива на дамбе, придавая «топовость», расположенным по обе стороны секторам – десятому и одиннадцатому.

Еще пару лет назад Черница считалась вполне приличным по размеру водоемом. Однако, с появлением дальнобойных снастей, позволивших спортсменам  уходить на дистанции 150+, в ряде случаев сектора стали перекрывать друг друга. Сейчас на водоеме относительно комфортно размещается двенадцать команд. Относительно – потому, что  даже в этом случае возможны «конфликты интересов». Например, первый понтон и наш двадцатый — расположены по прямой на расстоянии 267 метров. По факту, ловить в одной точке нам не позволил коряжник по центру, но отгородить ко всеобщему негодованию «дорожкой» богатое рыбой устье от остальной части водоема вполне удалось.

Жеребьевка.

Когда капитан вытянул двадцатый сектор, мы сильно радовались. Не подавая вида, конечно,  и даже сохраняя некоторую озабоченность. Но всем, кто в теме, было очевидно, что это отличная стартовая позиция. Во-первых, доводилось там рыбачить, во-вторых, есть статистика соревнований. Например, в прошлом году молодая команда взяла там первое место, поймав треть всей рыбы. Второй фактор – соседи. Во время жеребьевки мы держали пальцы крестиком, чтобы не стать рядом с чемпионами. Сами понимаете, эти люди в состоянии нивелировать все преимущества сектора и испортить любую рыбалку. Пронесло на этот раз, — слева от нас расположилась молодая команда из Курска.

Когда приехали в сектор – вода кипела рыбой. Карпы выныривали дельфинчиками, амуры баражировали по поверхности, рассекая ее спинным плавником. Повсюду были слышны «выходы» крупняка, причем ближайшие, – в десяти метрах от пирса.

Руки задрожали, во рту пересохло, захотелось немедленно заброситься, невзирая на то, что старт завтра. Казалось, положи приманку, и ее тут же утащат вожделенные трофеи. Только сублимируя эмоции в национальные явства и напитки, с ритуальным задабриванием  Водяного и прочими глупостями, удалось удержать ситуацию под контролем. Спать легли полные надежд.

Утром рыба исчезла, как будто и не было вовсе.

То есть она не то чтобы совсем исчезла, мы регулярно наблюдали ее метрах в трехстах у камыша на противоположной стороне. Дезертировала в зону покоя. Понадобилось трое суток кормления, чтобы выходы вновь появились в нашем секторе. Дамба ее так и не дождалась.

Маркерование.

Сектор, конечно, знакомый, но одно дело рыбалка, другое – ответственные соревнования. Протянули маркер по четырем лучам, и что удивительно, далее станет понятно почему, груз четырежды прошел все сто тридцать метров, нигде ни разу не зацепившись. Самой глубоким местом свима ожидаемо оказалось русло – 1,6 метра, в других местах больше 1,2 метра не было, а местами глубина не превышала шестидесяти сантиметров. Русло находилось на удалении всего нескольких десятков метров от пирса. С 52 метров уже начиналась дальняя бровка, с чистым, усеянным небольшими камешками и перловицей дном. Столь интимные подробности удалось выяснить еще с вечера, когда под видом купания удалось походить по нему ногами. Самым «звонким» дно было на 78 метрах. В момент маркерения имел место единичный выход рыбы в пределах свима. Туда немедленно был отправлен маркер и дальномер показал те же 80 метров. Это укрепило нас в мысли, что здесь стоит сделать ближнюю точку.

По мере удаления от берега, количество ила увеличивалось, но он был легким и совершенно не препятствовал движению груза. На 96, 108 и 126 метрах стучание маркера тоже было отчетливым, хотя и более глухим. Дальше особого смысла исследовать дно не было, поскольку там перекрывались наши зоны с первым сектором. Ловить с ними в одной точке мы не собирались.

Кормление.

При такой глубине кормить спомбом опасно – можно распугать все живое, включая перловиц. Впрочем, остальные команды, даже стоявшие на глубоких секторах, тоже решили начать по-тихому, — со стиками и коброй. Первыми не выдержали соседи напротив – команда Velocity. То ли по неопытности, то ли наоборот, — из-за глубокого знания водоема, — они начали кормить свои точки спомбами. По факту они оказались правы, — надежды на быструю рыбу не оправдались, и все плавно присоединились к канонаде.

Мы держались долго, злобно поглядывая на первый понтон. Толку-то, что мы «тихаримся», если в пару десятках метров от нас – ковровое бомбометание. Воленс-ноленс пришлось браться за споды. Но от тактики тихого прикармливания мы отказываться не собирались. Первые двое суток кормили спомбом дважды в день, потом вообще один, во второй половине дня, когда вероятность поимки  рыбы была минимальна. Остальное время использовали кобры, благо дистанция позволяла. Чтобы доставить командам, стоявшим на большой воде, максимальное неудобство, не сговариваясь, мы с Velocity «кормили» дорожку до середины озера, каждый со своей стороны. Периодически раскрывающиеся в полете спомбы обильно закармливали русло и ближнюю бровку.

Старт был назначен на восемь утра, впереди весь день, поэтому ближнюю точку мы оставили на ночь, а ловить начали с «дальняка».

Корм.

Звонит мне накануне капитан, и говорит траурным голосом: «Саша, у нас косяк». Я уж думал, случилось что, напрягся весь. «Карптэкл питание поздно выслал, посылка не дошла» — продолжает нагнетать Серёга. От сердца сразу отлегло, — слава богу, все живы. «Кое-что осталось с прошлого раза, но на всю программу не хватит». Плохо, конечно, но в сусеках кое-что завалялось.

Так у нас опять появилось две точки: спонсорская и самопальная, на самокатах из морозильника. Как по нам, так никакого страху в этом нет, наоборот интересно. Проверить, устроить батл, как у Оксимирона с Гнойным, двойной слепой контроль, статобработка, все дела. Однако, получилось, как в анекдоте: поскребла бабка по сусекам и получила от деда по сусалам.  Спонсор своим видом выражал явное недовольство. По ходу лайфхак, если позволите. Спонсоров желательно выбирать с максимально тонкой душевной организацией и по возможности не таких крепких физически. Нет, ничего такого не было, не подумайте. Так, ретроспекция рефлексирующего сознания.

Но вернемся «к нашим баранам», имеется в виду, команду «Team By Carp». Компанией RHINO BAITS LAB были предоставлены бойлы CRANBERRY-N-BUTYRIC и KRAKEN. Из поп-апов в нашем распоряжении были приятные зеленые GREEN LIPPED MUSSEL и неплохо зарекомендовавшая себя слива — PLUM, того же производителя. К сожалению, ничего желтенького не доехало. А мы очень рассчитывали на плавающие  HONEY и PINEAPPLE, о которых все говорят и на которые ловят.

Пришлось делать экспортозамещение на мед от ричи и соларовский ананас. На протяжении всей сессии использовали стандартные зерновые: кукурузу, коноплю, пшеницу и орех. Соответственно, за пару часов до использования добавляли к ним CSL и SWEET CORN SYRUP от RHINO BAITS LAB. Дистанция позволяла полноценно использовать стики и мы этим воспользовались с удовольствием. Основным компонентом нашего стикс-микса, были перекрученные на круше бойлы, мелкие пеллеты, сублимированная кукуруза, конопляное масло и упомянутые выше жидкости.

Процесс.

Едва дождавшись старта, мы забросили снасти и стали ждать поклевки. Прошел час и другой, но ничего не происходило. Сигналки умерли, свим тоже — никаких выходов, даже красноперка ушла далеко вправо. Хуже того, «нарисовалась» неприятная проблема. При выматывании оснасток периодически случались зацепы. Причем «глухие», с обрывом лески. До сих пор удивляемся, почему маркер не застревал, а удочки – через раз. Выматывать приходилось с сумасшедшей скоростью и на поднятых вверх руках. Время шло, озабоченность сменилась обеспокоенностью и плавно перешла в легкую панику. День кончается, а в нашем топовом секторе – ни «пика». Вечерний протокол – по нулям. Чуть успокаивало, что и у других команд дела шли не лучше. Тем не менее, пару рыб на водоеме уже было поймано. Оставалось надеяться на ночной клев. Для Черницы, вообще-то, он более характерен. Днем может половить «дамба», но к счастью ветер был не их. Все четверо суток он дул в нашу сторону, слава Стрибогу, Борею, Зефиру и Колу.

Надежды на ночь оправдались, но лишь частично. Первая поклевка – в десять вечера. Подсечка, пару «фрикций», глухой зацеп, обрыв. Далее еще три поклевки — в два, три и четыре утра. Достать удалось лишь одну рыбу. Команда впала в ступор, — ведь не было зацепов при маркерении, откуда взялся этот лес на дне? «Однако, ничто так не радует, как горе товарища» (с). Обозрев утренний протокол, мы приободрились, — клева не было ни у кого. Лидеры имели по две рыбы, но большинство осталось с нулем. У нас поклевок был вагон, надо лишь решить вопрос с зацепами.  Первый и наиболее очевидный вариант – поставить клипсы на отстрел. Освободившись от груза, рыба всплывает почти моментально, и вываживание идет по поверхности. Крайний вариант такого монтажа – не использовать конус, а подвязать клипсу ПВА-нитью. Груз слетает при малейшей потяжке.

Сказано – сделано, оснастка полетела в воду. Как обычно убрали слабину, одели свингер, минуту все было вполне прилично, а потом – упсс – леска провисла. Грузило слетело. Повторили, — опять слетело. Долго размышляли, как такое может быть. То, что в этом месте полно валунов, мы знали. Грузило может упасть на камень, но это никак не объясняет, почему оно слетает с клипсы. Оно должно сразу куда-нибудь скатиться. Решили, что не иначе, как у нас в свиме дерево. Поводок виснет на ветках, а грузило после растворения нити слетает.

Ну что-ж, дерево, в конце концов, — это не плохо. По крайней мере, рыба возле него должна крутиться. Решили ловить на подходе и, лишившись еще пару оснасток, определили оптимальное расстояние: слева – 96 метров, справа – 78. Более комфортной дистанции у нас не было за всю историю выступлений. Второй нюанс ловли перед коряжником – не дать рыбе туда уйти после поклевки: максимально быстрая подсечка и форсированное вываживание. Такая тактика принесла успех. Во вторую ночь мы потеряли только одну рыбу, а в утреннем протоколе красовались на первом месте с пятью.

Наши соседи – куряне – утром делились впечатлениями. Прочтя какой-то из наших отчетов, кажется с Кинерета, они по непонятной причине прониклись к нам уважением и с целью приобретения опыта следили за нами даже ночью. После трели сигнализатора, говорят, минуты две почти в полной темноте какой-то движняк, потом звук кобры, заброс и через пять минут из палатки уже раздается храп. Вываживали мы действительно быстро. Корчей хватало и в русле и по сторонам на ближняке. Утомлять рыбу, позволяя ей дефилировать у пирса, было слишком опасно, вот и форсировали. Засечки были надежные, сходов практически не было. Пару раз был был срез поводка на ракушке, дважды  зацепили старую леску из оборванных ранее. В одном случае рыбу достали, в другом пережглась леска.

После решения проблемы зацепов «дожать» соперников не составило труда. Мы стабильно имели 5-6 поклевок ночью, в то время как в остальной части водоема одна рыба в сутки была за счастье.  На четвертый день мы уже имели вечернюю и дневную поклевки. Рыба появилась в свиме, на нашей дистанции наблюдались выходы. Даже стая красноперки обосновалась прямо напротив. Обе наших точки работали примерно одинаково, бига взяли на кракен – справа. Рыба, скорее всего, подходила по руслу, потому что первые поклевки всегда были с ближней к нему точки. Чуть позже включалась дальняя. Наверно по этой же причине команда Паровоз-32, слева от нас осталась без рыбы. Русло мы тщательно перекрывали кормом. Второе место ожидаемо взяла команда Velocity, стоявшая напротив нас. Третье – VIP13, ловившая в топовом десятом на дамбе. Бигфиш, пойманный нами в первый день, нами же был и побит в последний – 12,5 кг.

Заключение и выводы.

После финиша участники долго обсуждали отсутствие клева. В первую очередь досталось нам за «перегораживание» водоема. Однако, по нашему просвещенному мнению, вряд ли это явилось реальной причиной. Между точками ловли нашей и Velocity был проход шириной метров семьдесят. Да и под (над) лесками рыба вполне могла пройти, особенно по руслу. Было бы желание.

А вот желания, по ходу, и не было. За последний год на Чернице проводился всего один турнир. Рыба одичала в хорошем смысле этого слова, отвыкла от звуков кормления и резких запахов. Рыбаки тоже внесли свой вклад в этот процесс, обленились, предпочитают завозить корм втихую – корабликами. Поэтому, при малейшем стрессе рыба отодвигается в зону покоя, что мы и наблюдали.

Вторая причина может крыться в погоде. Во-первых, ветер, как было сказано выше, все четверо суток дул от дамбы. Во-вторых, днем было жарко – в районе тридцати градусов. При глубине в 60 сантиметров рыбе надо было искать укрытие. Скорее всего, она находила его в камыше. Там и тенек и кислорода поболее, чем на открытой воде. Визуально большинство выходов вдали было вдоль линии камыша. Об этом же свидетельствует еще один забавный эпизод. У нас в секторе позади пирса в камыше жил карп – крепкая шестерка. Мы его заметили, когда выбросили «подгулявшую» кукурузу с мостка. Он, наверно, там и поселился из-за того, что рыбаки выбрасывают прикормку. Раздвинулся камыш и рыбина выплыла кормиться. Причем, не особенно нас боялась. Мы втроем стояли на мостке и разглядывали ее. Было даже предложение поймать ее подсаком, но капитан сказал, что это неспортивно. Забросить туда удочку он тоже не разрешил. Рыба была вполне здоровой, пугалась ненадолго, если бросить в нее бойликом, потом возвращалась. Линия камыша достаточно широкая на водоеме, возможно, она служит укрытием для многих рыб. Прозвучало предложение запустить больше рыбы в водоем – мелкокарпа, чтобы активизировать популяцию и амура, чтобы проредить камыш. Максим согласился с этим предложением.

Благодарности.

В заключение слова благодарности. Артему Колесникову – за организацию турнира и большое и нужное дело под названием ICL. Rhino Baits Lab – за спонсорский «подгон». Неиспользованный корм в посылке пойдет на финал в Волгограде.  Максиму Лукашевичу – за предоставленную возможность половить рыбку на Чернице, за создание комфортных условий, за дружескую атмосферу, вкусные домашние и (nota bene) бесплатные обеды. Саше Кохновичу и его бригаде за беспристрастное судейство. Команде Team By Carp – за четыре незабываемых дня, проведенные вместе.

P.S. Кто молодец? Кто теперь на первом месте в текущем рейтинге ICL?

 

Александр Хоха, «Team By Carp», г. Минск
UNITED RHINO TEAM

#карпфишингэтопросто

kraskafooter2